Александр Васильевич Новиков псевдоним (Б.К. Седов)

Александр Васильевич Новиков
Александр Васильевич Новиков

Александр Васильевич Новиков родился в Ленинграде в 1956 году. Был рабочим, водителем, журналистом. Последние десять лет занимается исключительно литературным трудом. Опубликовал двадцать две книги под собственным именем и псевдонимом Б.К. Седов, а также в соавторстве с Андреем Константиновым.

 

Интервью Екатерины Стекольщиковаой с  Александр Васильевич Новиков

   Автор воспользовался и другими актуальными сюжетами последнего времени – так, упоминаются разгоны «маршей безработных», а церемонию открытия башни охраняет эстонский спецназ, избивающий российских пенсионеров, но тут же нарывающийся на отпор со стороны главного героя – Ивана. Впоследствии Иван вступает в группу диверсантов-повстанцев, которая называет себя «гёзами» по аналогии с фламандскими борцами против испанского владычества. «Гёзы» на протяжении всего романа сражаются со слугами режима, «спасая русскую цивилизацию», а в итоге взрывают башню.

— Вы автор многочисленных детективов, боевиков (в том числе в соавторстве с Андреем Константиновым), а теперь вы написали «русский апокалипсис«. Почему вы подошли к такой «мрачной» теме, к тому же, затрагивающей острые социальные городские проблемы?
   — Эта книжка начиналась очень давно, еще в 2005 году, когда если вы помните, активно обсуждалась тема вступления России в ВТО, когда немного стало понятно, что из этого может получиться. То есть если страна вступит в ВТО, то это неизбежно приведет к массовому закрытию тысячи производств, массовому сокращению, безработице со всеми вытекающими последствиями, преступностью, наркоманией и так далее. Я не думал, что когда-нибудь все это выльется в книгу, но когда за какую-то мысль зацепился, она начинает крутиться в голове. Я занимался в то время разными темами, но чего-то не хватало. И вдруг в 2006 году стало понятно, чего не хватало. Не хватало именно башни. Этого стержня.
   Это огромное поле Северо-запада, насыщенное проблемами социальными, экономическими и политическими, уже было. А стержня не было. И вдруг появилась эта башня. Была даже конкретная привязка. Я помню, как Валентина Матвиенко выступала на столетии академика Лихачева. Из ее выступления прозвучало, что Лихачев – это такой нравственный камертон для нации и для государства. Если вы помните, академик Лихачев как раз выступал против высотного строительства в Петербурге, и тут же Валентина Ивановна говорит одно, а продвигает строительство башни. В этот момент все срослось и стало понятно, вокруг чего строить роман. Вот таким образом появилась башня, у меня даже с названием вопросов не было.

— Башня в вашей книге – главный художественный образ. У вас есть фраза, что в глазах большинства петербуржцев Башня стала символом всего самого мерзкого, что есть в стране. Вы согласны с этим большинством? Вы действительно видите в ней отражение всего самого ужасного в современной российской действительности? И реальная Башня – проект которой активно продвигается в Петербурге – это лично для вас символ апокалипсиса?
— Может быть, не совсем так. В книге я писал о том, что в городе высшей точкой, не считая телебашни, является шпиль Петропавловского собора — 122,5 метра с крестом на вершине. А тут нам предлагают доллар и капитал поставить выше креста. Я человек не верующий, но даже у меня это вызывает внутренний протест, почему вот этот Газпром, это сверло, будет возвышаться над городом? Безусловно, это вызывает у меня отторжение.
В некотором роде это может являться символом, как и любой символ, вы понимаете, что это условность. Но внутренний протест, безусловно, вызывает, и я думаю, что огромное количество неравнодушных к городу петербуржцев разделяют мое мнение. Хочется Газпрому построить башню – ради Бога, где-нибудь у Кольцевой, где она мешать никому не будет.

— В романе к 2013 году в стране происходят некие кардинальные изменения. Фактически город и страна ввержены в хаос: окраины города горят, полицейский произвол, город разваливается, орудуют нацисты… Насколько вы прогнозируете такое развитие событий в реальности?
— Разумеется, это художественный вымысел. Это всего лишь один из вариантов возможного развития событий. Никто не знает, как будет, хочется надеяться, что так не произойдет. Я сдал эту книгу в издательство в декабре прошлого года и очень просил выпустить ее побыстрее, не из-за моих авторских амбиций: я имел в виду, что может измениться обстановка и книга потеряет часть своей актуальности. В принципе, так и произошло. Обстановка очень сильно изменилась: события в Осетии и так далее.
Но, тем не менее, страна не вступила в ВТО, она вступила в кризис, и ситуация складывается почти аналогично. Если кризису дадут раскрутиться, то возможно нас ожидает нечто похожее этому сценарию – массовые сокращения, безработица, социальный протест и далее по нарастающей. И к чему мы придем – неизвестно. События все же движутся в определенном направлении. Это действительно вымысел и всего лишь один из многочисленных возможных вариантов.

— А почему вы связываете именно с ВТО такие ужасающие перспективы? [В книге причиной последующей оккупации России стало ее вступление в ВТО – прим. ЗАКС.Ру]
— Связывал напрямую именно с эти событием, потому что вступление в ВТО предусматривает свободное движение товаров и рабочей силы. Это означает, что к нам хлынет товар либо совсем без пошлин, либо со сниженной пошлиной. Наш отечественный автопром и сейчас уже не выдерживает конкуренции с западом. А если будут сняты пошлины, то он просто рухнет, а это означает миллионы безработных, потому что на «Автоваз» работает прямо или косвенно огромное количество предприятий.
То же самое произойдет, скорее всего, в сельском хозяйстве и других сферах. Плюс свободное движение рабочей силы. У нас уже сейчас миллионы легальных и нелегальных иммигрантов, а что произойдет, если откроют границы? Они хлынут. Поэтому, с моей точки зрения, вступление в ВТО, по крайней мере в ближайшем будущем было бы катастрофой.

— Ну мы же так стремились попасть в ВТО, неужели себе в убыток?
— Это стремилось руководство России в лице некоторых человек. Почему часть стабфонда была вложена в американские ценные бумаги, которые сейчас превратились в туалетную бумагу? Почему Кудрин, Греф и прочие это сделали? В лучшем случае это объясняет некомпетентность этих ребят.

— В вашем романе много реальных персонажей – они легко прочитываются (а некоторые названы открыто). Оценка и власти, и бизнесменов в книге крайне негативна. Вы не боитесь так открыто писать о них? Сейчас ведь неспокойные времена для критики власти…
— Бояться мне в 52 года как-то уже поздновато. Нет, не боюсь. Если кому-то что-то не понравится, то ярлык экстремиста, националиста, фашиста повесить элементарно легко. Плюс ко всему – сегодняшним правосудием расправиться можно с любым человеком. Я думаю, что написал полезную книгу, мне так представляется.

— В книге против «хозяев» борются практически только одиночки, воины, потерянные в каком-то смысле люди. Вы считаете, что только они могут спасти ситуацию в стране и в городе – или это закон жанра?
— Они ее вообще не спасают на самом деле, они только усугубили ситуацию. После 11 сентября, как мы помним, американцы развязали войну с терроризмом. Такие гипотетические события в России, когда произошло покушение на всех глав европейских государств, фактически развязывают руки для уничтожения России. За деятельность этих героев-одиночек придется расплачиваться всей стране.

— То есть они не являются положительными героями в вашей книге?
— Они являются положительными героями, но, как это часто бывает, приходится цитировать Черномырдина в таких ситуациях: хотели как лучше, получилось как всегда. Посему у «Башни» есть продолжение, где дана картинка того, во что это все вылилось.

— Что ждать от продолжения романа? Башни, судя по всему, там не будет? Может быть, новым символом зла станет другой одиозный проект? Намыв на Васильевском острове? Или Китайский квартал? Или просто разрушенный исторический город? Поделитесь секретами творческой кухни…
— Большая часть книги будет происходить вообще вне России и вне Европы. Она будет происходить под северным сиянием, рядом с Гренландией. Есть некая буровая платформа в море, там будут происходить события. Больше я вам ничего не скажу.

— В книге много параллелей с современностью. Одна из самых острых – положительные герои вдруг ни с того, ни с сего оказываются «террористами». Следует ли за этим видеть отражение нашей нынешней «охоты на лис», когда под знаком борьбы с терроризмом в стране проходят реформы, которые оцениваются многими как ограничение гражданской свободы?
— Я, честно говоря, об этом даже не задумывался, но то, что ограничение гражданской свободы происходит – это однозначно. Однако призывать не то что к терроризму, а какой-либо вообще вооруженной борьбе, разумеется, у меня и в мыслях не было. Это всего лишь книжка. Причем жанровая, это антиутопия, такой футуристический боевик, который написан по законам жанра. Очевидно, что терроризм не метод, кроме того, отдельные террористы дают властям хороший козырь: когда появляется один фанатик с бомбой, под это дело можно зачистить сотни и тысячи инакомыслящих.

— Не подумывалось ли вам об экранизации романа? Фильм был бы очень эффектный…
— Это не от меня зависит, если вдруг у кого-то возникнет такое желание, я его буду только приветствовать. Однако ко мне никто не обращался, да и книга сейчас продается не во всех крупных магазинах, тираж всего 5 тысяч экземпляров.

— Если отойти от повествования книги к современным реалиям Петербурга, то, как мы помним, против постройки башни выступала общественность нашего города, в том числе и интеллигенция. Но среди интеллигенции были те, кто эту башню приветствовал и даже агитировал по телевидению поддержать этот проект, заявляя о том, что башня станет новым символом нашего города. Как вы относитесь к выступлениям такого рода?
— Что тут можно сказать, ну не стыдно людям. Человек всю жизнь работал на свое имя, авторитет и уважение и вдруг одним каким-то роликом взял и все перечеркнул, и уважения уже к нему у петербуржцев не осталось. Так что это все на их совести.

— Может, постройка башни все же имеет положительные стороны? Правительство обещает экономическое развитие города, рабочие места появятся…
— Возможно, это и так, но почему нужно строить ее непременно здесь, в историческом центре, зачем любой ценой? Действительно, именно там начинался город, тот же Стогов [Илья Стогов, писатель – прим. ЗАКС.Ру] недавно выразился, что город, в который приходит Газпром, становится городом мирового значения. Вот придет к нам Газпром и будет здорово, будут деньги, инвестиции и так далее. Но я повторяю, давайте строить у Кольцевой, я против того, чтобы башня строилась в этом месте. Есть надежда, что она все же не будет построена из-за современных финансовых проблем. Все же эта башня обнажила предельный цинизм наших властей, ну и цинизм некоторых представителей интеллигенции, не будем называть пофамильно, их и так все знают.

— Каким вы видите своего читателя?
— Это для самого широкого читателя, книгу можно читать и в электричке, и в достаточной степени продвинутая политизированная аудитория может заинтересоваться. Дай бог, если книгу будут читать, я как автор буду только этому рад.

— Может ли сегодня общественность, на ваш взгляд, эффективно бороться за город, противостоять власти в этом отношении?
— Протестовать на разных уровнях может, петиции писать, выступать в интернете, так как это пока относительно свободная зона. Но получить положительный результат… я очень сильно сомневаюсь. Здесь как раз яркий пример, когда «рулит бабло».

— То есть никакие общественные инициативы не могут изменить ситуацию?
— Я сомневаюсь. Власть осознала свою абсолютную безнаказанность. Вспомните зверские разгоны Маршей несогласных. Я не вижу возможности как-то на это повлиять. Мне представляется, что эта власть уничтожит себя сама, правда, пока это произойдет, она перемелет еще множество человеческих судеб, много чего нехорошего еще впереди.

— Вы подразумеваете конкретную современную власть или это судьба любой власти в России?
— Собственно говоря, советская власть была весьма душной, много было показухи, но нынешняя власть, пришедшая на смену, у меня вызывает одно определение – это людоедская власть. Эти нищенские пенсии, эта полная невозможность для молодых семей заработать на жилье… Я не имею в виду какую-то узенькую прослоечку, понятно, что она есть. В любой газете есть объявление, о том, что детям требуются деньги на операцию, причем сумма обычно сравнима с недорогой иномаркой – 20 – 30 тысяч долларов. В Конституции РФ гарантировано право на жизнь, и вот тут умирает, причем от излечимой болезни, человек…
Где-то у Путина лежат подушки безопасности стабфонда, а здесь умирает конкретный ребенок. Мне почему-то представляется, что эти 20 тысяч долларов надо изъять и дать на лечение этому ребенку, потому что это как раз тот человек, которому жить завтра. А он будет умирать под эти заклинания о том, что Россия поднимается с колен…

Оставить комментарий

Бесплатная Почта@Rmail.Pro

Надоело пользоваться одной и той же учетной записью вместе со всеми членами вашей семьи? Получите бесплатный доступ к почтовой службе Rmail.Pro Бесплатный почтовый ящик вида <Ваше имя>@Rmail.Pro
Регистрация в почте